«Камчатский край», №41 (261), 19 октября 2011 г. Мария ШУПЕНИК

Более 3 лет понадобилось прокуратуре Петропавловска-Камчатского, чтобы признать: никакой «красной линии» в районе частных застроек по ул. Кавказской не существует. А значит, Ирине Лукониной, жительнице скромного дома, стоящего на арендованном у муниципалитета земельном участке, все-таки удастся стать собственницей земли. Городской комитет по управлению имуществом, департамент градостроительства и земельных отношений мэрии, суд, прокуратура все это время футболили Луконину из кабинета в кабинет, а тем временем дома и даже дворцы на земельных участках, расположенных на этой же «линии», разрастались вширь и ввысь.

5 сентября текущего года прокуратура города внесла представление об устранении нарушений закона в адрес главы администрации Петропавловск-Камчатского городского округа. И если ничего нового в мэрии не придумают, то многолетние мытарства жительницы краевого центра, о которых «Камчатский край» неоднократно писал, прекратятся.
Но при этом нет никакой гарантии, что другие горожане, которые хотят арендовать либо получить в собственность кусок земли в черте города, не будут лишены этого права путями, очень напоминающими простое мошенничество. Городская земля – куски лакомые, и, по мнению ответственных за их распоряжением чиновников, их достойны не все.
Что происходит в Петропавловске с распределением земли, вполне наглядно показала Контрольно-счетная палата города, не так давно проверившая, как распоряжается администрация Петропавловск-Камчатского городского округа земельными участками, а также насколько полны и своевременны поступления в бюджет города платежи по арендной плате за землю и иные доходы от распоряжения земельными участками.
В силу действующего законодательства земельный участок может быть предоставлен любому обратившемуся. Гражданин или юридическое лицо пишут заявление о желании получить участок под те или иные нужды.  Орган администрации муниципалитета, уполномоченный распоряжаться землей, публикует в средствах массовой информации объявление, в котором сообщается, что есть земельный участок, который испрашивается для определенных целей, и эти цели указываются. Например, для строительства жилого дома, гаража, для сельскохозяйственных либо производственных нужд. Если появляется хотя бы еще один претендент, проводится аукцион. Сегодня уполномоченным органом по распоряжению земельными участками является департамент градостроительства и земельных отношений администрации города (ДГЗО), во главе с Александром Черняком.
Удивительное дело: большинство земельных аукционов в Петропавловске признаны несостоявшимися. Кроме единственного претендента заявок больше никто не подавал. И участки уходили по минимальной, первоначальной цене. Почему же никто не откликался на публикации в СМИ? Дело в том, что публиковались объявления в газете «Град Петра и Павла». Сколько человек имеет доступ к этой замечательной газете? Кроме того, объявления размещались на сайте администрации города. Но, не обладая специальными навыками, найти их там практически невозможно. Зато формальная сторона закона соблюдена. Отсюда и поистине волшебные ситуации, с которыми столкнулись аудиторы  во время проверки.

Везет самым глазастым?
Одна из них связана с предоставлением земельных участков по ул. Стеллера, в прекрасном тихом местечке неподалеку от ТЭЦ-2. 12 земельных участков были предоставлены по минимальной цене одному человеку – некоему господину Оленину, 1978 года рождения. Он удивительным образом нашел объявления, подал заявки и получил землю. Как и в большинстве случаев, аукциона не состоялось, поскольку соискателей на участки больше не нашлось.
На этих арендованных у муниципалитета земельных участках уже благополучно выросли коттеджи, которые проданы, договора аренды перезаключены с собственниками этих строений. При этом гражданин Оленин много лет особо не заморачивался по поводу арендной платы. По всем участкам имел долги.
Еще один любопытный нюанс. На один из арендованных земельных участков Оленин захотел получить право собственности. Для того чтобы продать земельный участок, ДГЗО, как уполномоченный орган по распоряжению городской землей, должен обеспечить его оценку. ДЗГО прибег к услугам независимого оценщика, оценка была произведена, был объявлен аукцион. Но единственным его участником оказался все тот же Оленин. Следовательно, аукцион не состоялся, и земельный участок был Оленину продан по первоначальной цене – 133,3 тысячи рублей. Интересно и то обстоятельство, что оценка была просрочена на 3 месяца, но самое главное - в оценке не были исследованы такие улучшения-превращения, как согласования технических условий, санитарно-эпидемиологические согласования. При наличии этих согласований стоимость земельного участка молниеносно взлетает. А в нашем случае он фактически был подарен. Или на этом кто-то заработал? Ведь все, кто хоть немного интересовался подобными вопросами, понимают, что на территории города участки под индивидуальное жилищное строительство за 133 тысячи рублей в реальной ситуации не продаются. Даже если участок совершенно пустой.

Иван – молодец!
Индивидуальный предприниматель Иван Бень, владелец широко известного автобусного хозяйства, в 2005 году получил по договору долгосрочной аренды большой земельный участок, более 1 га, в районе ул. Вулканной, для организации автостоянки. А затем Иван Иванович обратился в мэрию с инициативой расторгнуть договор аренды и получить землю в собственность, обосновав это тем, что на данном земельном участке находится здание бокса для ремонта автотранспорта. Это здание бокса Бень-старший подарил своему сыну по документу, который называется договором дарения квартиры. Этот удивительный документ каким-то волшебным образом прошел регистрацию в Федеральной регистрационной службе по Камчатскому краю. При этом заявителем оказался несовершеннолетний Илья Бень, 2004 года рождения, в лице которого действовал его отец, Иван Иванович. В 2010 году они начали поочередно писать заявления – то ИП Бень, то Бень-младенец – с просьбой сначала расторгнуть договор аренды, а потом заключить договор купли-продажи. Решение о предоставлении Илье Беню земельного участка для эксплуатации здания бокса под ремонт грузового автотранспорта было подписано экс-главой города Скворцовым в августе 2010 года. На основании этого постановления был определен вид разрешенного использования этого участка. Если раньше он предоставлялся для гаража и автостоянки, то теперь – для объектов общественного питания, бытового обслуживания, словом, для осуществления предпринимательской деятельности.
Для чего же это было сделано? Вид разрешенного использования был изменен для того, чтобы изменить кадастровую стоимость земельного участка. И она изменилась. До этого она оценивалась в 33 млн рублей. А после упомянутых манипуляций стала 19 млн  рублей. А от кадастровой стоимости изменилась и выкупная стоимость. Если в первоначальном варианте землю пришлось бы выкупать более чем за 5 млн рублей, то выкупили за 2,9 млн.  Хотя фактически ничего на этой земле не изменилось. Как стоял там гараж, так и стоит. Надо заметить, что сам бокс меньше земельного участка в 23 раза.
Нужен ли столь огромный земельный участок для целей эксплуатации бокса? Насколько эта манипуляция обоснованна с точки зрения права? Это должна оценить прокуратура. Ну, и остается открытым вопрос: как здание бокса будет эксплуатировать 7-летний ребенок, которому, скорее всего, интереснее играть с машинками и пистолетиками?  Знает мальчик Илюша о реальной стоимости такого подарка или нет, но должен быть благодарен папе, поскольку тот обеспечил отпрыска на всю жизнь. Ведь если этот кусок земли разбить на несколько участков под застройку индивидуального жилья, то стоимость каждого участка приблизится к 1,5 млн рублей. А ушла земля всего за 2,9 млн рублей.

Заколдованная ул.Кавказская
Проезжая мимо частных застроек на ул.Кавказской, диву даешься: все участки имеют хозяев, большинство застроены. Один из ярких примеров -  участок до самой кромки дороги, который передан в собственность некоей г-же Белоусовой. Причем выкуплен участок… безвозмездно. В постановлении главы города департаменту градостроительства и земельных отношений было предписано подготовить проект договора и предоставить Белоусовой участок за выкуп. Но в договоре, подписанном руководителем ДГЗО, написано: передать участок безвозмездно. Хотя, исходя из кадастровой стоимости земельного участка и выкупного норматива, речь шла о сумме всего-то в 6 тысяч рублей, а не какой-то заоблачной, из-за которой стоит нарушать закон. Вопрос в другом:  почему по отношению к разным людям ДГЗО. во главе с Черняком, применяет разные стандарты?
Строго говоря, в Петропавловске никаких «красных линий» не существует. Они живут в воображении отдельных лиц администрации города. И пребывают в спящем режиме, когда нужному человеку необходимо предоставить землю. А когда обращается кто-то попроще, «красные линии» материализуются из виртуального пространства и мешают принять положительное решение.
Если углубиться в путешествие по ул.Кавказской, можно обнаружить еще много чего интересного. С некоторых пор здесь обосновалась целая диаспора служителей закона. Три арендованных участка оформлены на фамилию Волосюк (прокурор Петропавловска-Камчатского и, видимо, его близкие родственники), один участок на фамилию Щенко (заместитель прокурора Камчатского края), один – на фамилию Волошин (предприниматель). Все эти участки были предоставлены для индивидуального жилищного строительства.
А еще два участка в том же конгломерате получила для ведения личного подсобного хозяйства гражданка Бережная. Участок распложен на косогоре, который спускается к болоту и плотно зарос лесом. Понятно, что для сельхозработ он непригоден. Разве что для выращивания риса. Как же так получилось?
Бережная написала заявление, где указала, что хочет получить землю для ведения личного подсобного хозяйства. Комитет по управлению имуществом города, который в тот период являлся уполномоченным органом, опубликовал сообщение в газете. Но желающих вести битву за урожай на болоте не нашлось. Так Бережная и оказалась единственным заявителем, а затем и счастливым обладателем участков.
Самое время заметить, что Олеся Бережная – заместитель прокурора города, ее супруг – сотрудник следственного комитета, а мама – всем известная Ирина Препелица, до недавнего времени возглавлявшая правовой департамент мэрии Петропавловска. Знания этого благородного семейства в  области права здесь нашли свое достойное приложение. Два участка, общей площадью 20 соток, того стоят.
Можно долго рассуждать, насколько этичны действия некоторых прокурорских работников. Они вправе руководствоваться глубоко личными понятиями о приличиях. Ведь буква закона соблюдена: объявления в СМИ давались, аукционов не состоялось. Однако история с Бережной является исключением. Во-первых, участок был испрошен для целей, под которые земля на ул.Кавказской вообще не отведена. Город разбит на зоны, где установлены виды разрешенного использования. На ул.Кавказской земля для ведения личного подсобного хозяйства не предназначена. Только для индивидуальной жилищной застройки. Будь указано в объявлении, что на этом участке предполагается индивидуальное жилищное строительство, не факт, что желающих составить Бережной конкуренцию не нашлось бы. Эти серьезные вопросы КСП адресовала прокуратуре.

 Кому выгодно бездействие?
Насколько исправно арендаторы земли соблюдают условия договоров? Этот вопрос изучается Контрольно-счетной палатой не в первый раз. Впервые КСП задавалась им в 2008 году. Порядка не было ни тогда, ни сейчас. Тогда вопросами распоряжения землей в черте Петропавловска ведал комитет по управлению имуществом, под руководством Сергея Кондрашина. Комитет признавал, что проблемы есть, есть долги по аренде, но не хватает специалистов для того, чтобы заниматься претензионной работой. КСП тогда предложила привлечь к этой работе правовой департамент администрации города. Однако иски к должникам все равно не подавались.
В 2009 году прошла очередная реорганизация мэрии, и полномочия по аренде земли перешли вновь созданному департаменту градостроительства и земельных отношений. Комитет по управлению имуществом умудрился передать в ДГЗО документы таким образом, что на сегодняшний день по ним невозможно определить, когда возникла задолженность. А значит, сложно говорить, является ли та или иная задолженность просроченной, можно ли  выйти в суд, либо сроки исковой давности уже прошли.
Задолженность между тем растет серьезными темпами благодаря схеме работы ДГЗО, который сложно назвать правопреемником комитета в части вопросов распоряжения землей. По сути, ДГЗО является определенным участком комитета, выделенным в отдельное юридическое лицо и снабженным новым руководителем, новыми кабинетами. А претензионная работа ведется по минимуму.
Похоже, что цели наладить работу и вовсе не было. Ведь в ДГЗО даже нет своей бухгалтерии и юридического отдела. Как нет и взаимодействия внутри ДГЗО. Один его отдел зачастую не ведает, что творится в другом. И это порождает серьезные проблемы. Например, в ситуациях, когда арендатор земли решает выкупить ее в собственность. Проводятся определенные законом процедуры, принимается решение продать участок. Администрация расторгает договор аренды и заключает договор купли-продажи. А по договору аренды остаются долги. Но договор-то уже расторгнут. И долги никто не взыскивает. В результате только таких действий и только в течение 2010 года городу причинен ущерб в 15 млн рублей.
На 1 января 2010 года задолженность арендаторов земли составляла 172 млн 960 тысяч рублей. А на 1 января 2011 года она возросла уже до 223 млн 238 тысяч рублей. За год задолженность увеличилась почти на 30 процентов. И эта динамика чиновников не смущает. Еще раз подчеркнем, речь идет только о долгах арендаторов земли. У КСП есть подозрения, что похожие цифры можно увидеть по другим показателям. Например, субаренда в городе не отслеживается вообще. Никто не может ответить, сколько участков находится в субаренде.
Вопрос, кто на этом зарабатывает, остается открытым. За развитием событий редакция обещает следить.