Газета «Камчатский край» №19 от 19 мая 2010 года. Мария Шупенник

В минувшую среду, 12 мая, 119 сотрудников администрации Петропавловск-Камчатского городского округа бесследно исчезли со своих рабочих мест. В фойе постепенно скапливались бабульки, мамы с колясками, нервно шагали озадаченные представители малого бизнеса – все, кто пришел в мэрию за решением своих бед и проблем. Посетители успели выяснить, что ни учений МЧС, ни военной тревоги в тот день не проводилось. Однако чиновников как корова языком слизала.

Загадочному исчезновению четверти состава работников мэрии впоследствии нашлось логическое объяснение. Впрочем, к ниже описываемым событиям термин «логика» не вполне применим.
В 15 часов, в тот день, начались общественные слушания по вопросу внесения изменений в Устав Петропавловск-Камчатского городского округа, в том числе, относительно полномочий Контрольно-счетной палаты города и ее должностных лиц.

Изначально инициатором внесения поправок в главный документ города являлась прокуратура краевого центра, которая вышла с соответствующей нормотворческой инициативой – с тем, чтобы Устав в полном объеме соответствовал федеральному законодательству.

За этим последовали странные события. Начались они с того, что один из депутатов городской Думы, Александр Хамитдзянов, усмотрел в нормотворческой инициативе прокурора нарушения федерального законодательства. И предложил включить в Устав несколько своих пунктов, касающихся деятельности Контрольно-счетной палаты, направив, таким образом, ход слушаний в совершенно иное русло.
Суть одного из предложений депутата: план работы КСП должен утверждаться не коллегией КСП, как это делается сейчас и с чем полностью согласна прокуратура, а городской Думой.

Неужели сегодня городские аудиторы игнорируют инициативы депутатов, выбирая объекты проверок исключительно на свой вкус? «Сегодня городской депутатский корпус располагает полным правом направлять поручения по проведению проверок в адрес КСП. Ежегодно, при составлении плана, КСП обращается к депутатам с просьбой дать свои поручения по проведению проверок. Все без исключения они включаются в план работы и отрабатываются», - говорит председатель КСП Петропавловск-Камчатского городского округа Андрей Новиков.

Получается, что никто депутатам не отказывает. Другое дело, что КСП проводит до 26 проверок ежегодно, а от гордумы более 7 поручений еще ни разу не поступало. Разница существенная. Никто не запрещает депутатам на этапе формирования плана работы КСП внести больше предложений. КСП, имея откровенно небольшой, но работоспособный и высококвалифицированный штат аудиторов, будет только рада их отработать. Но почему-то захотелось народным избранникам утверждать план самостоятельно. В чем же дело?

«Лично я в этом вижу только одно: предпринята попытка лишить КСП оперативности. Кстати, это предложение в полном объеме было поддержано администрацией города, что не удивительно. Лично мне представляется, что это прямая попытка ударить КСП по рукам и указать, куда «лезть» можно, а куда не следует», - комментирует ситуацию Андрей Новиков.

Еще одно любопытное предложение, подписанное депутатом Хамитдзяновым, поддерживаемое большинством депутатов и мэрией: исключить из полномочий КСП контроль размещения и исполнения муниципального заказа. В соответствии с законом, практически все бюджетные средства города размещаются на основании муниципальных контрактов. Приходы-расходы городского бюджета – основной объект контроля КСП и смысл работы этого независимого (на сегодняшний день) контрольно-счетного органа. Едва ли не в каждом акте КСП отражены многочисленные нарушения норм размещения и исполнения муниципального заказа.
Инициаторы этого изменения в Устав ссылаются на то, что контроль над мунзаказами, на основании решений гордумы, осуществляется администрацией городского округа. Однако до сих пор не приходилось слышать о нарушениях, которые в этой сфере выявлены самой администрацией города.

«Мы осуществляем свою работу на основании гласности, публичности, выявляем данные нарушения, не боимся о них говорить, и именно это, видимо, раздражает тех, кто выходит с подобными инициативами. В любом случае КСП будет проверять эти деньги, потому что это бюджетные средства, обязанность контроля над расходованием которых возложена на нас», - говорит руководитель КСП.

Было бы неправильно говорить о том, что публичные слушания состоялись. Потому что, как ни странно, участники слушаний подавляющим большинством проголосовали против резолюции мероприятия, смысл которой заключался в одобрении вносимых в Устав изменений. Несмотря на то, что из 132 зарегистрированных участников слушаний 119 являлись работниками мэрии, вероятнее всего, получившими прямые указания относительно того, как «правильно» голосовать, они заблудились в трех соснах. Либо указания были даны бестолково, либо голосующие не отличались должной понятливостью и сообразительностью. Инициатива депутата Хамитдзянова по внесению дополнений в предложения прокуратуры была вынесена на голосование, и принято решение эти предложения депутата отправить на рассмотрение некоего оргкомитета. Затем принимался основной документ – собственно предложения прокуратуры. И кто бы мог подумать, что подавляющим большинством будет принято решение отклонить предложения прокурора. Но поскольку предложения прокурора были-таки отклонены, тогда к чему же были поданы предложения Хамитдзянова? На том вопрос и был исчерпан, рекомендации публичных слушаний не приняты. Соответственно, слушания будут признаны несостоявшимися. Видимо, прокуратура будет искать иные пути для разрешения ситуации с нарушением федерального законодательства. Если не прошла ее нормотворческая инициатива, нельзя исключать, что последует прокурорский протест. Таковые власти города получают пачками, и, видимо, еще от этого не устали.

Итак, мероприятие длилось полтора часа, в течение которых 119 чиновников мэрии отсутствовали на своих рабочих местах. Интересно все же, указание присутствовать на слушаниях им было дано от руководства? Или они пошли туда по своей инициативе? Если второе, то неужели начальство в течение полутора часов на замечало отсутствия 119 человек на рабочих местах?
«Если у меня четверть коллектива испарится на полтора часа, я, наверное, расстроюсь, потому что у меня рабочих рук не хватает. А там, видимо, ничего не изменилось. Если руководство администрации города в приказном порядке направило людей на слушания, я расцениваю это как целенаправленный, умышленный срыв публичных слушаний. Если же администрация не знала, где находятся 119 ее работников, имеет смысл запросить у них объяснения и наказать по всей строгости Трудового кодекса», - считает Андрей Новиков.

Ни один руководитель и аудиторы КСП удивлялись происходящему, которое невозможно объяснить логически. Части депутатов городской Думы – Слыщенко, Семчеву, Устинову также казались странными инициативы, подписанные их коллегой Хамитдзяновым, как и все события слушаний 12 мая. Другие депутаты, как, например, Чистов, который часом позже, на коллегии краевой контрольно-счетной палаты, разбиравшей скандальный отчет о результатах проверки отдельных вопросов бюджета города, сыпал выводами из серии «вор должен сидеть в тюрьме», на слушаниях не проявили никакой позиции.
«Все, что произошло, является реакцией на работу городской контрольно-счетной палаты. Ведь можно рассматривать результаты наших проверок по существу, делать полезные выводы и принимать решения. А можно сделать все для того, чтобы максимально затруднить работу КСП. Судя по последним событиям, администрация города намерена следовать по второму пути, в чем, к сожалению, ее поддерживают некоторые депутаты городской Думы», - констатирует руководитель КСП.

Кстати, 23 апреля на сайте городской администрации было опубликовано интервью главы города. В числе прочих, речь мэра содержала и тезис: «Контрольно-счетная палата наравне с администрацией, городской Думой и главой города являются органами местного самоуправления. Задачи, стоящие перед органами местного самоуправления, общие, направлены на развитие городской среды и улучшение условий жизни населения, и решить их возможно только в одном случае, когда при активной поддержке жителей Петропавловска, органы местного самоуправления будут действовать сообща и в едином русле».
В свете последних событий поневоле задашься вопросом – что же в представлении господина Скворцова означает «действовать сообща»? Неужели закон омерты, как у сицилийских мафиози? Или деятельность знаменитого «трио обезьян» - ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу?